Архив ЕААА

ЕААА оказывает помощь духовным школам в обеспечении образовательными ресурсами

Богословское образование - 9

Слово наставления от Виктора Гамма 

Приветственное слово евангелиста Виктора Гамма к 9-ому Общему Собранию Евро-азиатской аккредитационной ассоциации, которое состоялось на базе Минской богословской семинарии в ноябре 2009 г. (Публикуется в сокращенном варианте). 

«Я мыслю, следовательно, существую». Этот декартовский камень в свое время упал в воду. И с тех дней круги разошлись, и приобрели новые формы. Например, некую советскую форму: «Не я мыслю, следовательно, существую». Или же прагматическую: «Мыслю или не мыслю, поэтому существую». Вариантов может быть действительно много. Но принципиальная позиция как-то перекликается с Павловой позицией, которая связывает суть с действом: «Но имея тот же дух веры, как написано: "я веровал и потому говорил", и мы веруем, потому и говорим» (2Кор 4:13). Павел ссылается на Пс 115:1, и в его тексте прослеживается некая преемственность веры, тот же дух веры. 

В 21-ом веке мы не изобретаем и не создаем новую форму богословия или новое основание веры. Мы всего лишь перенимаем то, что было у пророков и апостолов: тот же дух веры. В Библии прослеживается связь поколений – тогда и теперь, прошлое и настоящее. Более того, в ней прослеживается связь верующего индивидуума с общиной: я верую – мы веруем. Христианству чужды индивидуалисты. Христианству родственна община.  Вера порождает учение. Иными словами, я говорю из глубины, из утробы, из самого бытия моего верования. От избытка сердца говорят уста. Иоанн Златоуст говорил, что, как корни определяют плод, так и наше верование предшествует нашему учению. Наша вера определяет наше учение. Мы говорим то, во что веруем. Христианству чужда молчаливая вера. Верование — это не существительное, а отглагольная форма. Если я верую, то молчать не могу. Я буду говорить, и говорить так, чтобы меня услышали. Говорить означает не просто произносить слова. Свою веру мы должны вовлекать в понятную форму, что требует мужества, гибкости, укорененности в самой вере. Следует говорить просто и понятно. Когда я учился в семинарии, то нас, студентов, в описании определенных богословских понятий почему-то тянуло на использование различных длинных слов. Мы понятия не имели, что они значили, но, тем не менее, использовали их.  От вас, богословы, зависит в какую форму вы облечете веру, которая в душе. Павел делает как бы ссылку на прошлое, но говорит: «мы говорим», т.е. в настоящем времени. Иными словами, нашу веру мы излагаем здесь и сейчас, что предполагает контекст нашего социума, нашего времени. Мы говорим о нашей вере открыто, в контексте постмодерна, в контексте либерализации богословия, в контексте абсолютного интеллектуального и нравственного, и духовного хаоса, в контексте сегодняшнего дня.

Мне кажется, что слова апостола Павла «мы веруем, потому и говорим» связаны с Евро-азиатской аккредитационной ассоциацией. Мы говорим. Сегодня говорим мы. Мы. Не я, а мы. Друзья мои, «мы» громче любого количества «я». Сегодня именно то время, когда мы должны проникнуться значением всего того, что вкладывается в это короткое местоимение «мы». О да, у нас есть свои особенности, но давайте никогда не будем выпячиваться своим превосходством, своей духовностью. Чем выше смотришь, тем смешнее, наивней кажутся наши отдельные попытки заявить: «А я совершенно другой. Я совершенно не похож на всех остальных». Мы – это мы. Если мы – это мы, мы должны принимать друг друга. Мы – чада Божьи, мы – дети Божьи, мы – братья во Христе, мы – сестры во Христе. Мы говорим от имени всех, и если ктото из нас, из нашего «мы» говорит, то он говорит от имени всех нас. И если кто-то из нашего «мы» говорит, мы либо выигрываем все вместе, либо проигрываем все. Если мы действительно «мы», то мы ни в коем случае не позволим себе оскорбление и унижение другого. Ни в коем случае.  На конференциях благовестников я иногда наблюдал не совсем определенный и конкретизированный элемент конкуренции: «У него образование магистерское, а у меня – бакалаврское; но я скоро стану магистром, или поступлю сразу с бакалавра на докторскую программу!». Но друзья мои, мы все «мы». Либо мы все выигрываем, либо мы все проигрываем. Поэтому если вы чувствуете себя не совсем образованным, помните, что за вашими спинами, рядом с вами стоят составляющие одно большое «мы». Если ваше учебное заведение не достигло уровня другого христианского заведения, радуйтесь и благодарите Бога, что вы часть большого «мы». Один из великих мужей, не буду упоминать его имя, выступил на одной из больших конференций. Красноречивый брат, богословски подкованный. К нему подходит один брат из Африки и говорит: «Вы знаете, я ничего не понял  из того, что вы сказали. Но я рад, что среди нас есть такой великий ученый-богослов!»... 

Когда «мы» говорим, это наше общее свидетельство веры. Поэтому по твоему заявлению судят всех нас.  Друзья мои, когда «мы говорим», у нас должно быть принципиальное единство в основных христологических вопросах веры. Я безмерно рад, что на просторах СНГ, стран Балтии присутствует столь значимая единица как Евро-азиатская аккредитационная ассоциация. Дай Бог вам мудрости, друзья, заботиться о том, чтобы новое поколение верующих было говорящим, а не молчащим. Дай Бог вам мудрости быть гибкими там, где нужно, т.е. в вопросах абсолютно никому не мешающих благовествовать, в какихто второстепенных делах, но, тем не менее, быть абсолютно принципиальными в вопросах христологии и, повторюсь, благовестия. Христология без благовестия и благовестие без христологии не имеет силы. Однажды я посетил одно собрание верующих братьев и  сестер, где мне преподнесли газету с какой-то интересно сомнительной статьей. Кто-то ее написал, подписался моим именем и опубликовал. В статье звучали разные странные вещи. Братья пытались объяснить мне появление этой статьи, просили прощения. Я ответил им, что, если в этой статье нет ничего против Иисуса Христа, пускай люди читают...     

Братья мои и сестры, дай Бог вам силы и мудрости. Я рад, что вы с нами, а я среди вас. И поэтому поддерживайте дух благовестия, поддерживайте уровень богословия. Ради интеллектуального уровня не жертвуйте богословскими позициями. Тем не менее, подтягивайте наше братство интеллектуально, чтобы не было «Я не мыслю, потому и существую». Наш мир находится, наверное, уже в пост-пост-постмодерне. Я знаю, что он запутался вконец, и смотрит на нас, христиан, чтобы мы помогли ему выжить…  

Молитва. Господь, мы веруем, потому и говорим. И говорим не просто от себя, но говорим во Имя Твое. Мы веруем, потому и говорим детям Твоим, чадам Твоим, братьям и сестрам нашим, чтобы, взирая на Начальника и Совершителя нашей веры, они следовали за Тобой. Я благодарю Тебя, Господи, за то, что последние 20 лет Ты позволял нашему братству евангельских церквей здесь, на постсоветском пространстве, при поддержке многих богословских заведений других стран возвести этот институт образования в нашем братстве. Благослови, Господи, размышления братьев и сестер, и помоги нам сохранить единство, помоги нам осознать всю значимость этого великого слова «мы». Мы в Тебе, и Ты в нас. Господи, мы молим Тебя, помоги нам увидеть потенциал в наших церквах, и помогать братьям и сестрам получить образование с тем, чтобы они могли облекать в понятную форму великую тайну веры и благовестия, и откровения Сына и Слова Твоего. Благодарим Тебя, что мы стоим на твердом основании веры. Дай нам Твоей мудрости мудро распоряжаться и временем, и возможностями, и объединить свои силы с тем, чтобы не выпячиваться своими взглядами, своей особенностью, не кичиться своей уникальностью в богословии, в экклесиологии, в благовестии, в форме, но понимать, что мы — часть большого братства, благословенного Тобой, сохраненного на протяжении веков. Помоги нам в это время не транжирить свои силы, доказывая друг другу свое превосходство, но в смирении нести возложенное Тобою поручение и совершить служение наше. Все это мы просим во имя Сына Твоего. Аминь.